ВКУСНЫЕ УБИЙЦЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Миллионы людей на планете Земля ежегодно умирают от болезней и голода. Но сколько погибает и погибнет от ЭТОЙ еды? Немногим меньше… Ее называют «едой бедняков» в развитых странах, но она многим просто нравится: дешево – сердито – вкусно! Почему сейчас, когда иммунитет – «наше все», а ответственное отношение к своему здоровью актуально как никогда, мы продолжаем поглощать ее, «коротая время» на самоизоляции, кормим ею детей, потворствуя их часто уже сложившейся зависимости? Почему никто не борется с ЭТИМ?

Неправильное питание — одна из главных причин проблем со здоровьем, от которых страдают люди по всему миру. Треть подростков, рождённых после 2000 года в США, заболевают диабетом. Ожирение убивает больше людей, чем болезнь Альцгеймера, автомобильные катастрофы и террористические атаки, вместе взятые. Современная пищевая промышленность основана не на реальных нуждах людей, а на дешёвых продуктах чрезмерной калорийности. Вред, который наносят обществу пищевые гиганты, сопоставим с ущербом от табачной промышленности. На что же идут производители продуктов питания ради собственного обогащения?

Откуда это пошло

Рост населения планеты автоматически ведет к увеличению спроса на продукты питания. Стремясь удовлетворить растущие потребности покупателей, компании повышают интенсивность и объёмы промышленного производства в секторах растениеводства и животноводства, что создаёт как новые возможности, так и новые угрозы. По словам журналиста-расследователя Эрика Шлоссера, на сегодняшний день складывается такая ситуация, при которой вся власть над базовой потребностью человека оказалась в руках кучки магнатов. Они не заботятся ни о здоровье людей, ни об экологии и продвигают собственные коммерческие интересы на фоне политической инерции и слабого государственного управления.

История современного сетевого фастфуда началась в США, в далёком 1921 году. Первое блюдо, относящееся к этому разделу, был гамбургер. В то время его можно было купить за 5 центов. Вкусная и недорогая еда привлекала людей, она стала очень популярной. Производство продуктов питания в промышленных масштабах началось именно с фастфуда. В тридцатые годы XX века возник новый вид ресторанов, которых впоследствии стали называть придорожными закусочными. Со временем они решили урезать расходы, прежде всего, избавились от официантов и сократили меню до минимума. Тем самым они изобрели революционный способ содержания ресторана. Кухня превратилась в миниатюрную фабрику, где каждый работник выполнял только одну конкретную операцию. Такой конвейерный подход позволял платить гроши и при необходимости моментально находить замену сотрудникам.

Фастфуд стал главным клиентом пищевой промышленности, которая моментально перестроила принципы работы под столь перспективного заказчика. Сегодня сети ресторанов быстрого питания являются крупнейшими покупателями говядины, свинины, мяса птицы, картофеля, томатов, салата и яблок в США. Продукцией их обеспечивают буквально несколько компаний-монополистов. Если в 1970 году пять ведущих переработчиков говядины суммарно контролировали около 20 процентов рынка, то сейчас доля четырех компаний — Tyson, Cargill, Switt и National Beef — превышает 80 процентов. Точно такая же ситуация наблюдается и в производстве и продаже свинины, соевых бобов и зерна.

Дёшево и сердито

Высокая скорость реализации и дешевизна фастфуда вынудили компании применять эти же принципы на этапе производства. Если в середине XX века требовалось порядка 70 дней, чтобы вырастить курицу, то теперь этот процесс занимает всего 45-48 дней. При этом птица весит в два раза больше — с помощью генной инженерии производители увеличили объем куриной грудки вдвое. Это привело к тому, что высокий процент смертности среди птиц стал нормальным явлением. Дело в том, что органы и скелет кур не поспевают за неестественно быстрым ростом массы тела. Чтобы продлить жизнь больным птицам, их кормят антибиотиками. А затем антибиотики, которыми буквально напичкано куриное мясо, попадают в организм человека, вызывая различные формы аллергии.

Санитарные условия содержания птицы оставляют желать лучшего, а на переработку отправляются все без разбора — больные, грязные, травмированные. Схожая ситуация происходит и со скотом. На какое-то время вспышки сальмонеллеза и кишечной палочки стали обыденностью. В 2001 году в США произошла резонансная история — семилетний мальчик Кевин Ковальски умер после того, как съел гамбургер, зараженный кишечной палочкой. Его мать Барбара много лет пыталась добиться справедливости. С её помощью был составлен законопроект, который бы дал министерству сельского хозяйства Соединенных Штатов право закрывать заводы, производящие загрязненное мясо, однако он так и не был принят.

Теперь мясо обрабатывают химикатами, в частности, аммиаком, который входит в состав удобрений и чистящих средств. Процесс обработки газообразным аммиаком используется для обработки субпродуктов и потрохов — самых дешевых внутренностей животных, используемых в фарше вместо дорогой филейной вырезки.

Царица полей

Для многих людей дешевизна пищи является определяющим фактором. Понимая это, игроки пищевой отрасли стремятся снизить цены за счёт качества продукции. Подарком для индустрии в этом смысле стала кукуруза. В том или ином виде она содержится в 90 процентах того, что лежит на полках магазинов. Это: кетчуп, сыр, аккумуляторные батарейки, арахисовое масло, чипсы, салатные заправки, мармелад, газировка, сиропы, соки, подгузники, маргарин и так далее. Вкупе с технологическим прогрессом и развитием химической науки кукуруза стала универсальным сырьем. Помимо прочего, она позволяет производителям удерживать низкие цены на мясо, ведь именно этим злаком кормят и птицу, и скот.

На сегодняшний день под эту культуру отведено более чем 30 процентов американских пахотных земель. Если сто лет назад фермер снимал с акра 20 бушелей (порядка 17,4 центнера с гектара), то сейчас нормальным считается урожай в 200 бушелей (170 центнеров). Повысить урожайность удалось, в частности, за счет получения новых сортов с помощью генной инженерии. Это касается не только кукурузы, но и других культур. Сейчас рынок семян уже фактически поделен между американскими и европейскими компаниями. Не так давно к ним подключился Китай: в феврале 2016 года китайская госкорпорация ChemChina купила швейцарскую компанию Syngenta за 43 миллиарда долларов и получила контроль практически над 30 процентами рынка. Следом за ними идет американская компания DuPont, которая контролирует 17,5 процента. Таким образом, в руках всего лишь трех корпораций находится около 80 процентов всего мирового агропромышленного комплекса.

Попытки убрать с рынка

Ситуация с пищевой индустрией сегодня напоминает историю с табачной промышленностью в начале нулевых. В 2005 году под эгидой Всемирной организации Здравоохранения (ВОЗ) был принят договор по борьбе против табака, цель которого — снижение смертности от курения. Документ признавал, что фактически табачные компании создали эпидемию различных заболеваний, а также многократно блокировали политику по борьбе с курением. Договор ратифицировали 180 стран, в которых теперь на сигаретные пачки наносятся рисунки с последствиями заболеваний, которые могут вызвать сигареты.

Группа исследователей из Университета Джорджа Вашингтона (США), Оклендского университета (Новая Зеландия) и Всемирной федерации ожирения (Великобритания) призывают сделать нечто похожее, но для крупных компаний в сфере пищевой индустрии. По словам главы некоммерческой организации в сфере здравоохранения Trust for America’s Health Джона Ауэрбаха, к пищевой индустрии долгое время не хотели относиться так же, как к табачной: как люди могут выжить без еды и напитков? Теперь же приходит понимание, что она обладает огромной властью и деньгами, чтобы оказывать давление на правительства. По оценкам директора по институциональной политике Всемирной организации ожирения Тива Лобштейна, в Конгрессе США находятся 294 лоббиста из этой сферы, что больше, чем у табачной и алкогольной индустрий.

Решить конфликт интересов здравоохранения и пищевой промышленности пытаются на высоком уровне. Организация Объединенных Наций (ООН) поставила цель сократить долю смертности от неинфекционных заболеваний на одну треть к 2030 году. Для ее достижения ООН поощряет партнерские отношения между государственным и частным секторами и гражданским обществом. Хотя по всему миру уже наблюдается определенный сдвиг в пищевых привычках, большинство людей, в особенности бедные слои населения, остаются верны своим предпочтениям. Крупные игроки пищевой промышленности стремятся сохранить свои продажи и позиции на рынке даже вопреки глобальному тренду на здоровое питание. Авторы инициативы понимают, что «пока это сродни борьбе с ветряными мельницами, изменения потребуют локального социального движения, лишь, когда проблемы достигнут мирового уровня».

Только они уже его достигли…

Эта статья подготовлена для вас в рамках проекта Министерств Спорта и Промышленности и торговли РФ —«Промышленность и Спорт». Учитесь у чемпионов!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи на эту же тему