Терпение. История с юмором о пользе спорта, вреде спиртного и семейных ценностях, включая… сковородку

Шла четвёртая неделя самоизоляции. Иннокентий ужасно тосковал по своей работе. Как бывший спортсмен в последние годы он подрабатывал индивидуальным фитнес-тренером. После закрытия клуба первые две недели он как-то держался и старался быть в форме. Но бытовая рутина его окончательно добила, и ему пришлось нарушить спортивный режим, хотя за ним это никогда не наблюдалось.

В пять часов после полудня раздался звонок в дверь. В прихожей появился Кешин приятель – Сева «Обезьяныч». Это меткое прозвище он получил сразу после армии, так как своей причёской стал сильно напоминать самца павиана. Сейчас он был особо комичен: одноразовая медицинская маска нелепо смотрелась на его лице.

– А у нас кое-что есть, – Сева извлёк из жёлтого пакета с надписью BILLA литровую бутылку водки.

– Оксана! У нас гость. Сообрази быстренько что-нибудь к столу. А ты, — Иннокентий строго посмотрел на Обезьяныча, — иди лапы свои помой на кухне, нечего заразу разносить!

– Да, дорогой, я скоро выйду, — из ванной комнаты донёсся женский голосок.

– Не скоро, а сейчас! Причём стремительно!

Недовольство Иннокентия находилось в хронической стадии – его раздражали любые действия жены. Некогда большая любовь дала трещину. Тем не менее, Оксана по прежнему с обожанием относилась к своему ворчливому супругу.

Водрузив бутылку на стол, приятели отправились на балкон осмотреть пустующий двор и подышать воздухом. Вернувшись, они увидели, как Оксана хозяйственно суетится на кухне.

– Ха, а это кто нарезал, неужели сам Стиви Уандер? – последовал язвительный комментарий, — на тарелке лежали разнокалиберные куски докторской колбасы.

– Прости, нож тупой оказался. Ты ведь сам обещал его поточить.

Усевшись за стол, Кеша и Сева для начала приняли по полтинничку.

– Оксана, сколько раз тебе говорил, что под водку огурцы должны быть поданы исключительно кружочками, а не дольками, – с недовольством заявил Иннокентий.

– Кешенька, прости, я не специально. Просто из головы вылетело.

– Вылетело. А вообще если что-то в этой голове?

– Не ругайся, я сейчас вам картошечки пожарю.

Рассуждая о вынужденном перерыве в чемпионате России по футболу, Иннокентий и Обезьяныч потихоньку опустошили полбутылки.

Через полчаса явилась Оксана со скворчащей сковородой.

– Ты как жарила? На растительном масле?

– Ну, да.

– Сколько раз тебе говорил, к растительному надо добавлять сливочное в пропорции 50 на 50.

– Так закончилось сливочное, этим утром последний кусочек в манную кашу положила.

– Ты посмотри, как вообще можно жить с таким человеком? – Иннокентий вопросительно уставился на Севу.

Освоив последние пол-литра под неправильно пожаренную картошку, приятели задумались.

– Что-то маловато, – изрёк Иннокентий, – Сева, вот тебе деньги, сгоняй в магазин за добавкой.

Через двадцать минут вернулся Обезьяныч со свежей поллитровкой.

– Оксан, может, нас ещё чем-нибудь порадуешь? Наверняка что-то вкусненькое припасла.

– Да, мальчики. Кое-что у меня есть.

Вскоре на столе появилась тарелка с аппетитной нарезкой и банка с хреном.

– Ты что нам принесла? Неужели это говяжий язык? Перед собой я вижу нечто похожее на язычки котят, — это была последняя шутка Иннокентия…

Потом возникла пустота.

Он очнулся от резкого запаха нашатырного спирта и выдавил из себя: где я?

– Кешенька, не волнуйся, ты дома, – на него по-доброму смотрела Оксана.

Иннокентий не помнил, как у его жены совсем кончилось терпение, что последовал разящий удар сковородкой по голове, как он потерял сознание.

– Дорогой ты мой, будем жить! – весело сказала Оксана и погладила голову Иннокентия.

Через два дня из под дивана были извлечены гантели и эспандер.

Иннокентий торжественно поклялся Оксане, что больше не будет её гнобить и завяжет с бухлом. До окончания самоизоляции оставалось…

© Александр Шаталин «Вилленыч», 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи на эту же тему