ВАДИМ ЭЙЛЕНКРИГ: «ПЕРЕД ТЕМ КАК ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ, НАДО СНАЧАЛА ВЫДОХНУТЬ».

Музыкант, телеведущий, педагог. Ведущий проекта «Шаболовка, 37» в эфире телеканала «Культура». 17 января 2020 года его коллектив Eilenkrig Orchestra сыграл сольный концерт на сцене Carnegie Hall в Нью-Йорке. Человек, который собственным примером доказал, что занятия спортом только помогают в профессиональной карьере музыканта.

Занятия спортом в детстве? Или только музыка?

Из меня растили выдающегося пианиста. Это подтверждают многочисленные дипломы во время моего обучения в Детской музыкальной школе №1 им. С.С. Прокофьева. Мы росли в советской системе, когда музыканту в принципе было противопоказано заниматься спортом. Это было для меня исключено, даже по времени, так как каждый день занимался по четыре часа на фортепьяно. К сожалению, спорт полностью отсутствовал в моей жизни до 15 лет. Я был абсолютно неспортивный ребёнок и не мог ни разу подтянуться на турнике до определённого возраста.

Что мотивировало идти в спортзал?

Эпоха видеосалонов совпала с периодом пубертата, и естественно хотелось быть похожим на тех героев, которых видел на экранах телевизоров: Арни, Слай, Ван Дамм и некоторых других выдающихся людей. И, конечно же, желание нравиться девушкам привело меня к спорту. Началось всё с гантелей, а ведь в те времена спортивные снаряды было не так легко купить в магазине. Мои первые гантели, весом 3 килограмма привёз папа с гастролей, когда работал директором у И. Д. Кобзона. Эти чугунные раритеты до сих пор лежат у него дома. Мой папа Симон Львович Эйленкриг был жутко спортивным человеком, в своё время выступал в молодёжной команде Москвы по велоспорту и был вратарём во втором составе хоккейной команды «Динамо». Будучи уже профессиональным музыкантом, он поддерживал себя в хорошей спортивной форме. Удивительно, что этот образ жизни на тот момент он мне не передал. Наверное, хотел видеть меня прежде всего выдающимся музыкантом и считал, что спорт может испортить мне карьеру.

Как всё начиналось?

Надо понимать, что в тот момент у меня не было никакой информации, как сочетаются силовые тренировки и занятия музыкой. Тогда я учился в музыкальном училище им. Октябрьской революции, в шутку его называли спортивно-музыкальным, так как там было много спортивных секций, и учащиеся с удовольствием в них занимались. Но мы не представляли, как это повлияет на наши музыкальные карьеры. Теперь я понимаю, что это не минус, а плюс. Сейчас есть масса выдающихся музыкантов, которые занимаются спортом, в том числе и силовыми видами. Они прекрасно выглядят и живут, а развитые мышцы им не мешают, а только помогают в их карьере. Тогда всё делалось на свой страх и риск. Недавно я рассказывал Владимиру Теодоровичу Спивакову, мы сейчас много сотрудничаем, о том, как он повлиял на моё стремление серьёзно заниматься силовыми видами спорта. В своё время в одном журнале была статья «Атлет со скрипкой в руке», а на обложке сам Владимир Теодорович с обнажённым торсом. Надо понимать, что и сейчас будучи зрелым человеком, он находится в невероятной физической форме. Мы как спортсмены, иногда обмениваемся фотографиями с отдыха, так вот, у него торс выдающегося атлета. Я ему сказал: «Владимир Теодорович, глядя на то, как вы занимаетесь спортом, я понял, что мне уж точно можно». Это было подтверждение того, что я на правильном пути.

В то время у меня было несколько побед. Вид у меня был: худой, тонкий и высокий. Сейчас, наверное, это модно, но в 90-е так выглядеть было нельзя. И первой моей победой стало, что я научился подтягиваться. Следуя какой-то методике, я подтягивался на дверной коробке в своей квартире, да так, что впоследствии оторвал накладку. Вторая победа, это когда человек начинает заниматься с железом, проходит долгое время, но никто не понимает, что человек тренируется. Ты осознаёшь, что провёл в зале какое-то время, у тебя уже есть результаты, но их не видят остальные. Вдруг начинают замечать: «О, а у тебя руки стали, какие крупные!» Я никогда не употреблял никаких добавок и «химии». Считаю, что если ты не претендуешь даже на звание «Мистер двор», это не стоит пробовать и портить своё здоровье. А когда тренируешься «чисто», то первые результаты приходят гораздо позже, через четыре, пять лет.

О первых шагах, тренерах и тренировочном процессе…

Тогда считалось, что единственная правильная система — это «система Джо Вейдера». Каюсь, я делал нечеловеческое количество упражнений в течение одной тренировки. То, что делали люди на страшнейших лекарствах, я пытался делать без их употребления. С того момента, когда начал этим интересоваться, я читал всё, что издавалось на русском языке: книги, журналы и т.д. Вообще я считаю: если чем-то занимаешься, тебе необходима мощнейшая научная база. Даже не зависит, что это будет: музыка, спорт, бизнес — тебе необходимо знать этот предмет. Сейчас более традиционная история, когда берёшь себе тренера, и он за тебя думает. Я повидал их много, но по-настоящему грамотных и хороших среди них меньшинство. При том, что я тренируюсь в World Class. Раньше, чтобы стать там тренером, надо было пройти конкурс из двадцати-двадцати пяти человек. И даже среди них по-настоящему грамотных, когда я согласен с тем, что человек говорит – их минимум. Они обижаются, но существует выражение: «У каждого спортивного тренера есть своё маленькое кладбище».  Я вижу: люди просто забывают, что основной принцип «не навреди». Главное — это здоровье. А люди тренируют очень странно с точки зрения нагрузок и с точки зрения результатов. Как подтверждение моих слов: я знаю людей, которые регулярно ходят в спортзал, делают всё, что говорит тренер. Но когда на них смотришь — какими они были годы назад, такими и остались, никакого прогресса. Как понять, хороший ли он тренер? Смотри, не кого он тренирует, а чего добиваются люди при нём.

Вейдеровская система — огромное количество упражнений и подходов. Сейчас я понимаю, что «натуралу» (не употребляющему «химию») она не может дать ничего. Это доказательство того, что новые системы тренировок, которые я брал на два, три месяца, заканчивалось только одним – у меня прямо в зале текла кровь из носа. Надо понимать, что в те времена тренировались сурово: мы хотели стать большими и отдавали для этого все силы. Каждые два, три месяца заканчивалось тем, что я перетренировывался, текла кровь из носа, плохо себя чувствовал, брал неделю отдыха, потом приходил в зал и всё начиналось снова. Тогда я познакомился с человеком, мы до сих пор дружим, он примерно моей комплекции и роста. Я удивлялся: он делал одно, два упражнения на грудь или спину, а если это был бицепс или трицепс — всегда одно. За всю тренировку было максимум три, четыре упражнения. Я думал: «Почему я делаю восемь, двенадцать упражнений с огромным количеством подходов, и у меня мышцы не растут, вернее, растут, но не так быстро? А он всё делает в гораздо меньшем объёме, но у него чувствуется прогресс?» Только сейчас я понимаю, что именно так надо тренироваться «натуралам». То есть, не больше 30-40 минут, два, а то и одно упражнение на мышцу или группу мышц, большое количество отдыха, не больше четырёх, пяти повторений. Есть одно исключение, я сейчас жутко люблю подтягиваться, когда качаю спину: 10 по 10. Это одна из самых моих любимых тренировок, учитывая мой нынешний вес в районе ста килограммов.

Какая сейчас индивидуальная тренировочная программа?

Если у меня и есть чем похвастаться в этой жизни с точки зрения силовых тренировок, так это объём рук. Знаменитый журналист, пауэрлифтер Владимир Кравцов (Дядя Вова) считает, что для человека, который никогда не употреблял «химию» и не является профессиональным спортсменом, объём моих рук достаточно уникальный. У меня есть собственная методика, абсолютно натуральная (без «химии»), абсолютно опробованная, двухмесячная, для увеличения мышечной массы рук.

1 ДЕНЬ:

Бицепс со штангой стоя 5/10;

Подтягивания параллельным хватом без веса (с весом) 4/10;

Отжимания на брусьях с весом 5/10;

Разгибания на блоке канатная рукоять (мизинцы вниз) 5/10.

2 ДЕНЬ:

Подтягивания с весом хватом к себе 5/10;

Бицепс на скамье Скотта (Угол максимально близкий к прямому) 4-5/10;

Жим в Смите умеренно узким хватом (локти максимально близко к туловищу) 5/10;

Разгибания на блоке в наклоне из-за головы 5/10.

3 ДЕНЬ (ЛЁГКИЙ):

Подтягивания широким хватом 50 раз (5/10);

Жим стоя (сидя) штанги (гантелей, гири), можно попеременно 4/10;

Сведения гантелей лёжа (под углом, в тренажере) 4/10;

Приседания (жим в тренажёре) 4/12-15.

ПЕРВЫЕ ДВА ДНЯ:

Первый месяц поочередно бицепс/трицепс, можно б./тр. /б./тр;

Второй месяц суперсеты бицепс/трицепс;

Пресс, голень на каждой тренировке по желанию.

Можно периодически тренировать бицепс и трицепс, разнося в два дня подряд.

Нагрузки, травмы и возраст…

Во — первых, что самое главное, я не стал слабее своей пиковой формы. Это очень приятно, когда понимаешь, что не стал физически слабее. К сожалению, когда начинал тренироваться, я игнорировал совершенно элементарные вещи, которые всем понятны. Казалось, что это тебя не коснётся. Прежде всего, это разминка и профилактика травм. К своему возрасту я подошёл достаточно травмированным. В сумме за эти годы я не тренировался с железом года полтора. Мой тренировочный стаж силовых тренировок почти 35 лет, возможно, нельзя было обойтись без травм. Всё равно, если бы не игнорировал разминку, давал травмам заживать до конца и не нагружал себя, могло быть иначе. Если ты травмировался в 20 лет, через две недели всё прошло. В 30 лет это проходит уже за месяцы. К сожалению, какие-то травмы в моём возрасте: плечо, локоть, кисть и их восстановление может растянуться на годы. Когда возникает дискомфорт, ты думаешь, что с этим будешь жить уже всегда. Потом раз, и проходит, но в течение года, полтора. Это всё реально очень тяжело. Но при этом чуть-чуть укорачиваешь амплитуду движений, что-то исключаешь, приходит некий опыт конкретно для тебя. Находишь какие-то углы, упражнения, которые тебе наиболее комфортны. Самое главное: я всё-таки любитель и мне не надо выступать.

Бокс в жизни и на тренировках…

Первый раз начал увлекаться боксом ещё в училище. Тогда я занимался всем кроме музыки, «забил» на трубу (инструмент), ходил на волейбол, баскетбол, настольный теннис, бокс и в спортзал (качалку). На музыку времени совсем не оставалось. Бокс для меня всегда был романтикой. Бокс -это Хемингуэй, Джек Лондон, сейчас ещё Чарльз Буковски. Бокс — это не просто постоять за себя, набить друг другу морду или выиграть соревнование. Это история, спорт джентльменов и прежде всего культура. Им я занимался пару лет, если учесть, что я был уже сильный, но очень худой, как я помню это 2-ой средний вес. Наверное, мог бы стать боксёром, но я его бросил при определённых обстоятельствах. К нам пришёл какой-то парень на тренировку и начал всем объяснять, что нормальные люди занимаются рукопашным боем, а бокс — это так себе. Мы надели перчатки, и во время спарринга я сломал ему нос. Честно, когда я всё это увидел, мне стало самому так больно и понял, что насилие это не моё. Я испытывал дискомфорт из-за того, что причинил кому-то ущерб. Потом ещё были возвращения, когда уже занимался в World Class. Сейчас нашёл чудесного тренера, его зовут Ярослав Тоцкий, он учит меня нестандартно, не по советской системе, когда боковая стойка и у всех всё одинаково. У него есть своё видение, правда, я до сих пор не уверен, что оно правильное. Но мне так стало интересно, что я опять пришёл в эту романтику. Понятно, что это опасно. Несмотря на то, что я в шлеме и перчатках, предупредил Ярика: «Мне нельзя получать по губам. Вообще никак!» Хуже всего боксировать с «чайником», он всегда случайно нанесёт тебе ущерб, а профессионал никогда это не сделает. Да, Ярослав мастер спорта, но всё равно было несколько раз, когда или я делал опасное движение головой, либо он что-то делал и мне чуть-чуть прилетало. Мы стараемся всё делать супераккуратно: перчатки, которые применяют при восстановлении травмы кисти, капа, шлем с максимальной защитой и он, который не бьёт прямые удары, а только боковые и по корпусу. Я понимаю, что риск минимальный есть, но невозможно постоянно бить по «лапам», всё равно хочется постоять в ринге.

Другие виды спорта?

Я могу, например, по-партнёрски сыграть с человеком в настольный теннис, составить ему компанию.  Понятно, если человек достаточно хорошо играет, то он победит. В баскетбол не играл уже десятки лет, поэтому не понимаю, что может быть. В волейбол, как минимум, на суперлюбительском уровне: перебросить мяч через сетку, принять, и даже навесить, наверное, смогу. Вообще, если человек правильно тренируется, как в олдскульном силовом стиле, то требуется абсолютное понимание биомеханики собственного тела. Если он это делает бездумно: не понимает, как работают мышцы, под какими углами, как их чувствовать, как приходит нагрузка. Есть люди, которым легко даётся движение и легко его повторить, а есть такие, которым с трудом даётся механика и эстетика этих движений.  Если человек тренируется вдумчиво и чувствует свои мышцы, это может быть базисом практически для любого вида спорта.  Это основа, потом уже идёт техника, далее тактика. Чем бы я не начинал заниматься, я понимал, что на первоначальном уровне всё мне даётся очень легко.

Гастроли и тренировки…

Когда гастроли «точечные», прилетел-отыграл-улетел, даже на несколько дней подряд, я стараюсь это уложить в некую схему отдыха. Тренировки не могут быть весь год, всё равно нужно две недели, неделя, десять дней на отдых. Каждые три месяца, полгода надо давать мышцам полностью восстановиться, чтобы не было травм. Но если тур настоящий, мы ищем гостиницы со спортзалами, когда погода позволяет — открытые площадки для workout. Надо сказать, что мой коллектив — это коллектив единомышленников даже в тренировках.  Мы всегда стараемся тренироваться и поддерживать себя в форме.

Выступление на сцене, до и после…

Подготовка к выходу на сцену — это прежде всего психологическая подготовка. Интересную историю я прочитал у Андрея Кочергина, мастера боевых искусств. Однажды он тренировался со штангой, а потом ему надо было ехать сдавать квалификацию на соревнованиях по стрельбе из пистолета. Мы понимаем, что после штанги довольно сложно держать в руках оружие, наводить, целиться. Он ехал на эти соревнования, получать удовольствие от стрельбы, понимая, что проиграет. Тогда он себе дал право на ошибку. И когда вышел стрелять, то у него не было психологического давления. Он выиграл эти соревнования и стал мастером спорта. У меня была примерно похожая ситуация. Я был в туре по Америке с бэндом Игоря Бутмана и Оркестром Юрия Башмета и играл на трубе скрипичную партию из «Шахерезады» Римского-Корсакова в Нью-Йоркской филармонии, Бостонской филармонии, в Чикагской и т.д.  Это сложнейшая партия в три октавы и адский психологический прессинг. В какой-то момент сказал себе: «Я должен выйти на сцену и играть для себя. Я должен получить удовольствие. У меня есть право на ошибку». Нет ни одного трубача, который никогда не ошибался. Рано или поздно самый великий, хоть одну ноту сыграет не ту. Кстати, тогда я сыграл эту партию очень прилично. Теперь, когда выхожу на сцену я себе говорю: «Я имею право на ошибку, и в этот момент у меня всё получается». Мне кажется, что это очень правильная формула. Второе, это чисто физически, перед тем как что-то сделать, надо сначала выдохнуть, а потом вдохнуть. Нельзя вдохнуть и начинать делать, надо выдохнуть, вдохнуть и делать. Это относиться ко всему, не только к моему инструменту. А вот выходить из концерта очень сложно. Удивительным образом всегда разная степень усталости. Труба — физически тяжелейший инструмент, и после концерта возникает ощущение, что тебя туда и обратно переехал каток пару раз. Даже если выступление прошло эмоционально на хорошем заряде, то в гримёрке тебя выключает. Удивительно, тебе аплодируют, дарят цветы, все вокруг крутятся, ты подписываешь альбомы, и внезапно всё выключается как по щелчку. Ты сидишь абсолютно опустошенный, надо убирать костюм, трубу, но на это нет сил. Это некая данность, а после ответственного концерта приходится восстанавливаться довольно долго. Самое страшное, что ты настолько заведён, что не можешь прийти и просто закрыть глаза.

Режим питания, что можно себе позволить, а что нет?

Было бы правильно сидеть с калькулятором, залезать в таблицы и чётко понимать, сколько и чего ешь. Я так не делаю. К сожалению, иногда позволяю себе совершенно неправильные продукты вроде десертов или хорошей сырокопчёной колбасы. Но всё-таки стараюсь не есть вредные гарниры, больше ем молочные продукты, мясо, салаты. На самом деле каждый из нас знает, что полезно, а что вредно. Надо просто приучить себя есть больше полезного. Есть ещё один мой рецепт: «Не надо отказываться от того, что ты любишь. Но всегда можешь спросить себя, насколько это нужно тебе сейчас, что не сможешь без этого жить». Удивительным образом ты понимаешь, что десерт нужен раз в неделю или десять дней. В большую часть времени ты можешь сказать: «Я могу обойтись без этого пирожного или кусочка торта». А если не можешь обойтись, то надо себе позволить.

Советы нашим читателям…

Надо стараться заниматься тем, что любишь и исключать всё, что приносит дискомфорт. Надо понимать, чем человек становится взрослее, тем больше у него возможностей. Это относится не только к спорту. Для того, чтобы себя хорошо чувствовать и выглядеть, не обязательно ходить в тренажёрный зал. Можно ездить на велосипеде, играть в футбол, просто гулять и это прекрасно. Советы простые. Главное — это душевное равновесие. А что для этого нужно? У каждого свой список. Для меня: профессия, я в этом отношении счастливый человек, я её не бросил в 90-е как некоторые мои коллеги, спортзал — без спорта я не представлю свою жизнь, однозначно — моя семья, самое важное, ради неё я отказался бы от всего. Я просто очень счастливый человек и всем желаю быть такими же счастливыми!

Текст: Александр Шаталин

Спасибо Игорю Маркову за содействие в организации интервью

Фото: из личного архива Вадима Эйленкрига

Эта статья подготовлена для вас в рамках проекта Министерств Спорта и Промышленности и торговли РФ —«Промышленность и Спорт». Учитесь у чемпионов!

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи на эту же тему