ЛЁД И РОК-Н-РОЛЛ. ЧАСТЬ 3

Несколько странно, что человек, который проявлял к тебе интерес и симпатию, так трусливо сбежал. Прошло два месяца, но Марьяна всё равно вспоминала «столичную штучку». Нечто притягательное было в этом Эдуарде, чем-то он её зацепил. Грянул рингтон, она увидела его имя на экране. Ответить или нет? Может, что-то случилось? Хорошо, отвечу …

­– Я тебя слушаю.

– Марьяна, здравствуй. Надеюсь, ты меня не забыла? Это Эдуард из Москвы.

– Привет, Эдуард из Москвы. Нет, не забыла. Но и не плакала целыми днями в подушку после твоего побега… ­– съязвила Марьяна.

– Мне чудовищно стыдно, что я тогда сбежал и ни разу не позвонил. Прости меня! Наверное, не выдержал прессинга от твоих родителей в тот вечер. Все эти правила, табу, запреты… Для меня любые ограничения личной свободы — это как нож в сердце! Представляешь, сколько времени прошло, а я не могу тебя забыть! Ты мне даже снишься!

– Какой высокий слог. Я просто в умилении…

– Неужели не простишь? – в голосе Эдика была неподдельная искренность.

— У меня сегодня прилив великодушия и ты помилован за своё внезапное исчезновение. Так как прекрасно понимаю, что моих родителей, особенно маму, могу выдержать только я, – она рассмеялась.

– Марьяна, тут такое дело, мы с коллегами решили начать играть в хоккей.

– Вот это поворот. Наверное, в настольный?

– Нет, в настоящий, на льду с шайбой. После того как  вернулся в Москву, принял решение что-то поменять в своей жизни. Ведь в детстве я неплохо на коньках катался. Предложил знакомым музыкантам и персоналу создать любительскую команду. Арендовали лёд, тренера наняли, форму купили… Даже название придумали – «Дикие Гитары».

– Девиз: «Секс, наркотики и рок-н-ролл!» отныне потерял свою актуальность. Предлагаю новый – «Коньки, кефир и гантели!» – Марьяна давилась от смеха.

– А ты не смейся. У меня предложение. Прилетай в Москву на несколько дней, я дорогу оплачу. У нас первая настоящая игра намечается, мы и соперника нашли. Может, нам на льду поможешь? Если честно, я очень хочу тебя увидеть, погуляем по городу, буду личным экскурсоводом.

– Серьёзное заявление. А если соглашусь, то команда нормально воспримет моё появление? Мужчины не любят, когда женщины дают им советы. Особенно, если это касается хоккея. Я подумаю…

– Марьяна, я очень буду ждать твоего звонка, – в голосе рок-звезды слышалась несвойственная ему мольба.

Ну и что? Может сгонять в Москву, развеяться. На горе-хоккеистов полюбоваться, Эдика увидеть – размышляла Марьяна. Ведь в глубине души она по-прежнему испытывала к нему симпатию. У неё как раз были относительно свободные три дня на этой неделе.

Утром в аэропорту на выходе с прилёта стоял Эдуард и внимательно всматривался в пёстрый людской поток. Вот и Марьяна! Не обманула, прилетела.

– Марьяша, здравствуй! Как я рад, что ты в Москве! – он попытался вручить ей букет.

– Ну привет, если не шутишь! За цветы спасибо. Только, как видишь, у меня руки заняты, – одной она катила хоккейный баул, в другой был чехол с клюшками, через плечо перекинута сумка.

– Давай помогу! – Эдик перехватил её скарб, – ты серьёзно подготовилась. Неужели форму с собой взяла?

– Да нет, это банки с солёными грибами тебе от мамы – Надежды Павловны. Не забыл её? – ироничный взгляд Марьяна показывал, что она опять шутит.

Добрались до паркинга, сели в машину.

– Я тебе номер в гостинице снял. Мог и к себе пригласить пожить, но не знал, как это воспримешь.

– Спасибо, Эдик. Какой ты деликатный и заботливый. Поживу в гостинице, это даже лучше. Кстати, как будешь развлекать гостью столицы?

– Уже есть какие-то желания?

– Посещение мавзолея, зоопарк и ночные клубы не входят в мои планы.

– ???

– Что давно хотела, так это посетить Пушкинский музей и Третьяковку.

– Тебе нравится живопись?

– А почему бы нет? Всё не замыкается на тренировках, играх и учёбе. Я девушка с богатым внутренним миром, – она подмигнула Эдику.

Начали с Пушкинского. Быстро пробежав по этажам музея, Марьяна заявила: «Это всё, конечно, замечательно, но я больше всего люблю живопись второй половины XIX, начала XX века! Обожаю Моне, Ренуара, Ван Гога, Гогена!» Дольше всего они задержались у картин Ренуара.

– Эдуард, а ты хорошо знаком с его творчеством? – Марьяна с восторгом рассматривала портрет Жанны Самари, одного из самых известных полотен художника.

– В общих чертах. Я ведь не искусствовед, а музыкант.

– Тогда расскажу историю, связанную с этой картиной.

– Я весь внимание, – Эдик с серьёзным лицом приготовился слушать.

– Итак, Ренуар очень любил свою жену, а его страстно и безответно хотела актриса из «Комеди Франсез» Жанна Самари. Бывало, позовёт художника к себе в гости, прихорошиться, встанет на стул и давай ему монолог из «Тартюфа» читать. Потом спрыгнет, да как набросится: «Огюстик, милый, ну хоть разочек!»

–  Нет, Жанна, не могу на это пойти, жене я верен. И ни в какую.

После этого она стала про него слухи распускать, например: «Ренуар любит женщин лишь кончиком кисти». Как истинный джентльмен, знаменитый художник не стал опускаться до ссор и взаимных оскорблений, а написал несколько замечательных портретов интриганки.

– Ты серьёзно? – Эдуард впервые в жизни слышал подобное о Ренуаре.

– Я пошутила, – рассмеялась Марьяна, – Но такая история вполне могла произойти.

Сил у них хватило и на Третьяковку в Лаврушинском переулке. Передвигаясь по залам музея, они добрались до картин Репина.

– Марьяна, хочешь, теперь я историю поведаю?

– Давай, мне интересно…

– Дело обстояло так… Хлебосольными людьми были Илья Ефимович Репин и его жена Наталья Борисовна Нордман. Как-то пригласили они к себе в Пенаты Шаляпина и Горького. Сидят, беседуют – судьбы русской интеллигенции обсуждают, размышляют о нелёгкой доле народа-труженика. Время обеда наступает, за стол усаживаются, Наталья Борисовна яства рекомендует…

– Вот, господа – щи с репой и перловой крупой, баклажанная икра с чесноком, винегрет с солёным огурцом, пирог с тушёной капустой.

Отобедали.

– Спасибо, матушка, всё вкусно и замечательно, – вещает великий русский писатель, а сам украдкой  в свой карман косится, на колбаски охотничьи, – знал заранее, что в Пенатах злобное вегетарианство насаждается.

– Илья Ефимович, мы, пожалуй, вашу библиотеку осмотрим, – говорит, припевая Фёдор Иванович, делая знаки Алексею Максимовичу.

Спрятались они среди книг, колбаски уплетают, с беспокойством на дверь поглядывают.

Внезапно врывается Наталья Борисовна: «Как, наш дом осквернить мясом убиенных животных! Никогда!».

Так и поссорился великий русский художник с великим русским певцом и великим русским писателем. А всё потому, что подкаблучником стал.

– Какую-то семью мне этот рассказ напомнил. Так что ты сравниваешь счёт мастер сарказма! – Марьяна неожиданно обняла Эдика и чмокнула его в щёку.

После знакомства с прекрасным очень захотелось есть. Эдуард пригласил Марьяну в ресторан. Девушка с интересом рассматривала интерьер роскошного заведения,  в котором стояли огромные аквариумы с рыбами и прочими живыми дарами моря. В их городе не было ничего подобного.

– Заказывай! Правда – это место с океаническим уклоном, и пареную репу здесь вряд ли будут подавать, – Эдик вспомнил уральское застолье в доме Марьяны.

– Ты что, думаешь, я постоянно на веганском рационе живу? Да я давно коньки протянула бы. В буквальном смысле. Мясо я не особо жалую, а вот рыбу и морепродукты очень даже. Только с этим тоже надо аккуратно. Завтра вроде игра намечается. Я не могу подвести новых партнёров по команде, – Марьяна серьёзно посмотрела на молодого человека и сделала выбор из меню.

– Как же замечательно, что мы сидим здесь. Ты рядом со мной. Не верю глазам своим. – Эдик уставился на жующую Марьяну влюблённым взглядом.

– Эд, я смотрю – никакого алкоголя. Ах да, забыла, ты же за рулём сегодня.

– Так я вообще с этим делом завязал. Наверное, хватит уже. Многие западные музыканты давно на ЗОЖ перешли. Я что, хуже? А то, сколько всяких приключений происходило по пьяни, что до сих пор неловко вспоминать.

– Так расскажи что-нибудь. Не стесняйся. Мне интересно, как у селебрити всякие безобразия происходят? – в этот момент девушка с помощью щипцов пыталась расправиться с лобстером.

– Хорошо. Вот история, за которую и сейчас очень стыдно. Три года назад, Питер, у нашей команды несколько выступлений на разных площадках, поселили в роскошном отеле.  Для его работников внезапно пришла беда, о которой они и не догадывались – в то же самое время в город прибыла с гастролями труппа известного московского театра, наших хороших товарищей. Актёров разместили там же, где жила и мы, только на другом этаже. Как же не отметить встречу братских сердец: поздно вечером после того, как группа возвращалась с площадки, а труппа — с театральных подмостков, начинался угар. Днём производились закупки алкогольных напитков, а потом, поздним вечером, все набивались в мой люкс. Это был праздник единения рок-н-ролла и театра, который не доставлял особой радости, как персоналу,  так и постояльцам гостиницы. Апофеоз действа произошёл в последний день  пребывания, где произошла отходная в моём номере. Закончилось тем, что ночью по коридорам носились люди с обломками стульев и криками: «Прикрой меня! Лови гранату!».  Пьяные актёры и музыканты вспомнили детство и решили поиграть в «войнушку». В моём номере была поломана  вся мебель – она пошла на «автоматы» и «гранаты». Кто-то ещё поджёг занавески. Вызвали пожарных и полицию. Усилиями нашего директора и определённой суммы  эксцесс был улажен. Утром  выставили огромный счёт за нанесённый ущерб, который был незамедлительно оплачен.

– Какое же это свинство с вашей стороны, – Марьяна укоризненно посмотрела на Эдика.

– Что было, то было, и слово из песни не выкинешь. Теперь я встал на путь исправления.

К вечеру они подъехали к дворцу спорта за два часа до игры. Марьяна любила приезжать заранее, подготовка была особым ритуалом. Для неё была выделена отдельная раздевалка. Чтобы не было вопросов у своих и соперников, её решили представить как нового костюмера-визажиста из рок-группы Эдика. Почти час Марьяна занималась растяжкой и разогревалась. Потом надела форму и коньки, вышла в коридор и постучала в раздевалку «Диких Гитар»: «Ау, мальчики! Надеюсь, голеньких нет?».

Зам главы управы «Прибрежная» Джонни Фёдорович Пеструшко ехал на хоккей в хорошем настроении. В багажнике его «Лексуса» притаились баул с формой и сегодняшние дары от фермерского магазина. Вечером у его «Гераклов» была намечена товарищеская игра. С ними собралась сразиться  команда рок-музыкантов со смешным названием «Дикие Гитары», которых они не воспринимали всерьёз. Почти всё, что он наметил в планах на день, было выполнено.  При его непосредственном руководстве с утра были снесены восемь гаражей, причём один из них принадлежал инвалиду второй группы. Но Джонни Фёдоровича не терзали угрызения совести.

– Сам виноват, убогий, – подумал про себя чиновник, – Не надо было терять подтверждающие документы.

Ещё он посетил магазин фермерских продуктов, который совсем недавно открылся на его территории. Пообщавшись за закрытой дверью с  управляющим, он вполне довольный покинул помещение с гостинцами и конвертом в кармане.

– Гераклам физкульт-привет! – Джонни Фёдорович зашёл в раздевалку и занял своё привычное место.

Название «Гераклы» он придумал сам, так как был одним из основателей этой любительской команды, в которой играли исключительно авторитетные люди – чиновники и бизнесмены. Их дорогой экипировке позавидовали бы, наверное, профессионалы из Национальной Хоккейной Лиги. А вот с уровнем мастерства как-то не сложилось. За два года особого прогресса не ощущалось, о чём им периодически напоминал их тренер. Проходили тренировки два раза в неделю, но так как игроки часто нарушали режим,  явка была не совсем полноценной. С товарищескими играми тоже было не всё в порядке – никто не дрожал от названия «Гераклы», и они постоянно проигрывали. В этот раз их наставник Степаныч заверил: «Подобрал для вас соперника – лабухи-волосатики, тренируются всего два месяца, сделаете их как детей!»

Во время предматчевой раскатки Марьяна поняла, что шансов у них не так много. Два месяца тренировок для людей, которые становились на коньки последний раз 10-15 лет назад, это катастрофически мало. Хотя команда «сытых папиков», она так про себя назвала соперников, тоже не отличалась великим мастерством, но выглядела несколько лучше.

– Итак, парни, тактика простая, – Марьяна не стала ждать тренерской установки – я буду постоянно кататься в средней зоне. Ваша задача не отбрасывать шайбу куда попало, а постараться попасть в крюк моей клюшки или хотя бы рядом с ней! Остальное дело техники. Их защитники грузные и неповоротливые, вряд ли за мной успеют. Если хотите сегодня победить – принимайте мой план на игру!

У команды и тренера не было сомнений в выбранной тактике — во время раскатки Марьяна продемонстрировала, как она замечательно и быстро катается и владеет клюшкой. Почти каждый её бросок залетал в ворота, а при выходах один на один с вратарём у последнего не было шансов на спасение.

Антураж товарищеского матча выглядел по-взрослому. Были судьи и даже диктор. Для начала он объявил о появлении на льду дружины «сытых папиков» – «Гераклы».

Потом прозвучало: «Теперь мы представляем команду «Дикие Гитары!» Из динамиков на всю площадку понёсся козлетон Михаила Боярского…

Эх, бараночки-конфеты, бары-растабары.
Мы лесные самоцветы – «Дикие гитары»
Мы кричим, мы бренчим и барабаним,
А кого в лесу найдём, а кого в лесу найдём,
С тем шутить не станем – на части разорвём.

Эдик и Джонни Фёдорович скрестили клюшки в центре площадки. Судья произвёл вбрасывание и понеслась… За первые пять минут «Дикие Гитары» пропустили пару безответных шайб – команда «сытых папиков» ликовала. Марьяна безуспешно барражировала в средней зоне в надежде, что шайба до неё всё-таки доберётся. После счёта на табло 0:2 она поняла, что инициативу надо брать на себя. Во время очередной атаки «Гераклов» Марьяна сделала перехват в своей зоне, раскатилась, накрутила трёх соперников, вышла на вратаря и элегантно послала шайбу в ворота между его щитков. А потом её уже невозможно было остановить: до сирены на перерыв она сделала счёт 4:2 в пользу своей новой команды. Со скамейки «Гераклов» неслось недовольное: «Да какая она костюмерша! Это подстава, сразу видно, что девчонка в команде мастеров играет».

– Ну что мальчики, довольны? – сказала Марьяна, когда устало, добралась до раздевалки «Диких Гитар».

– Недаром тебя Лемье прозвали, – Эдик светился от счастья, – А на оставшиеся два периода тебя хватит?

– Думаю, да. Эд у меня есть желание.

– Какое?

– Хочу завтра в кино с тобой пойти. Только не на модный блокбастер, а на что-то в ретростиле.

На второй период «Гераклы» так и не вышли. Нет, они не испугались дальнейшего поединка с рок-музыкантами, с ними произошёл неприятный… конфуз. Об этом они сбивчиво пытались рассказать сотрудникам полиции, которые приехали на вызов. Случилось вот что…

За десять минут до начала матча, когда почти вся команда переоделась в хоккейные доспехи и вышла на лёд, внезапно в раздевалку с баулом и клюшкой влетел запыхавшийся молодой человек, – О, чуть не опоздал!

– Ты новенький? – спросил один из хоккеистов, суетливо завязывая шнурок на коньке.

– Ага, меня Толик пригласил, – бодро ответил незнакомец.

Кто такой Толик, не стали уточнять…

– Хорошо, переоденешься, закроешь, ключ принеси на скамейку, не потеряй, – инструктировал его последний, который уходил на площадку.

Новичок с ключом так и не появился, зато, когда команда вернулась в раздевалку после первого периода, их ожидал «сюрприз». У всех пропали бумажники, часы и телефоны, а Джонни Фёдорович расстался и с любимым «Лексусом», на котором уехало всё нажитое нелёгким трудом.

На следующий день Марьяна и Эдик сидели в полупустом зале кинотеатра «Иллюзион». Они целовались под красивую мелодию Леграна. На экране в кислотных тонах «Шербурских зонтиков» пела Катрин Денёв…

© Александр Шаталин «Вилленыч», 2020

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи на эту же тему